Будущее уже здесь – а с ним и неравенство

Молодой мужчина с вейпом и татуированным лицом неспешно движется по окутанному туманом городу на электрическом уницикле – порой его присутствие выдают только зеленоватые неоновые отсветы. Возможно, именно такое будущее представляли фантасты 20-го века: разумеется, если добавить к унициклу роботизированные автомобили, космический туризм и пищевые растворы со сложнейшим питательным составом.

будущее

Будущее действительно наступило: на улицы городов развитых стран выехали сотни тысяч робомобилей, стартапы синтезируют мясо и возводят вертикальные фермы, рынок изобилует пищевыми добавками и витаминными комплексами, а в СМИ то и дело встречаются новости об очередном случае космического туризма. В Китае и США вовсю открываются обслуживаемые роботами производственные, логистические и ресурсодобывающие комплексы, а телемедицина уже позволила провести первую трансатлантическую операцию.

Коробочные роботизированные рестораны, магазины без кассиров, очередей и кассовых аппаратов, воздушные и наземные курьерские системы – все это позволяет говорить о массовом развертывании принципиально новых технологий, призванных изменить мир к лучшему, сократить расстояния между людьми и положить конец эксплуатации человека человеком.

Ощутили ли рассвет и первые мгновения Золотого века простые обыватели? Вопрос кажется риторическим: большинство людей не видели ни робокаров, ни курьерских дронов, а автоматизация сулит для них лишь перспективу утраты рабочих мест и неведомые в былые годы страхи за будущее.

Как сказал американо-канадский писатель-фантаст Уильям Гибсон, “будущее уже наступило. Просто оно пока еще неравномерно распределено”. Помимо слов Гибсона, вспоминается и определение “неодновременности” (nonsynchronism) немецкого философа Эрнста Блоха – речь идет о неравномерном во времени и неполном развитии процессов капиталистической модернизации и оптимизации социальной сферы.

Стремительный прогресс вскрывает привычную нам “монолитную” реальность, охватывающую большинство обитателей земного шара: будущее и автоматизация несут неравенство – по крайней мере, на этапе “броска в будущее”, предшествующего спокойным годам “накопления” и “выравнивания”.

Примерно до 70-х годов прошлого века мечтатели рассуждали об иномировых колониях и предполагали, что развитие автономных систем положит конец эксплуатации и неравенству: считалось, что посредники, паразиты и “элиты” утратят свою роль и канут в небытие, а человечество перейдет к РОБОвладельческому строю. Энергия стала бы единственным по-настоящему важным ресурсом, а войны за нее утратили бы всякий смысл.

Вместо робовладельческого строя пришла кластеризация: примерно такое “разделенное” будущее представил Герберт Уэллс в “Машине времени”, а Звездные Войны убедительно продемонстрировали возможность сосуществования технологий клонирования, межзвездных перелетов и банального рабства.

Теоретики капитализма предполагали, что автоматизация приведет к повышению производительности и минимизирует трудоемкость большинства процессов: вместо этого, компании приступили к “роботизации” сотрудников, стремясь выжать из людей максимум, сократив их заработную плату и “оптимизируя” условия труда.

Теоретики автоматизации предрекали кризис безработицы, связанный с массовым “наймом” роботов: вместо этого, мы видим существенный прирост вакансий в развитых странах и дефицит специалистов, сезонных рабочих и сотрудников агропрома.

Улучшение логистики и развитие индивидуального транспорта в духе электрических самокатов и велосипедов не привело ни к роботизации, ни к сокращению трудоемкости бизнес-процессов общепита – напротив, рестораны отреагировали созданием массы низкооплачиваемых рабочих мест для курьеров.

К счастью, за компаниями и государствами, “торящими путь” и прокладывающими лыжню, следуют стартапы и предприниматели, которые расширяют и благоустраивают колею. Их усилия возвращают технологиям интерес и актуальность – масштабируемые достижения прогресса делают жизнь и жизненный опыт богаче, а не дешевле. На смену эксплуатации, унижений и поражений приходит настоящий прогресс – бесконечный дар человеческого рода.

Накопленный человечеством интеллектуальный и технологический потенциал уже сделал “позитивное” будущее практически неизбежным – теперь медлительность процессов играет на руку простым людям, у которых появляется шанс подстроиться, адаптироваться и выдержать грядущий шторм.